Пока хозяева ушли за земляникой

Пока хозяева ушли за земляникой

1

У кота была даже не одна, а целых две причины недолюбливать садовых гномов. Во-первых… мыши постоянно прячутся в их лукошках.Во-вторых… всем известно, что гномы злы и коварны, не зря об этом слагают легенды, к тому же, очень жадные и, наверняка, прячут здесь среди роз горшошек с золотом, а из-за кладов постоянно возникает вражда, и значит от гномов один вред. Так думал кот, подглядывая на яркие колпаки с бубенчиками из-под шляпки большого гриба, уютно прижавшись к ежику. Он был бы очень похож на настоящего ежа, только гораздо крупнее, что в природе никак невозможно. Где это видано, чтобы еж был гораздо крупнее кота, да еще такого крупного кота как кот, который недолюбливал садовых гномов? Да, у него, конечно, было имя, и оно ему не очень нравилось, и он даже откликался на него не всегда, а только, когда звали пить молоко или когда хозяин возвращался с рыбалки с уловом, в общем, когда дело касалось чего-нибудь вкусненького.

Во всех остальных случаях, услышав кличку «Гном», кот только недовольно поводил ухом, делая вид, что не расслышал, и считал, что имеет на это полное право, ведь кошачьи клички должны быть созвучны слову «кис» или «мур», например, «Барсик», «Мурзик». А «Гном» не созвучно ни тому, ни другому.

Нет, с гномами у него, большого важного кота с пушистыми усами, нет решительно ничего общего. Однажды хозяева это поймут и дадут ему другую кличку. Так думал кот, лежа под скворечником, который повесил почти на самой вершине тополя хозяин, как вдруг рядом в траву плюхнулось что-то мягкое.

«Птенчик!» - обрадовался кот и стал красться к добыче, как вдруг закричал от боли. Кто-то наступил ему на хвост. Оказалось, это сделала Гноминда. (Гномы оживают только когда поблизости нет людей, и Гноминда сделала вид, что снова окаменела, едва в дверях соседнего дома появилась женщина).

- Гном, разве можно так кричать? – начала было она ругать кота, но тут же всплеснула руками, заметив испуганного птенчика. – Ой, бедненький, выпал из гнезда… Эй, соседка!

Из дома никто не вышел. Хозяева ушли с утра за земляникой

- Что у вас случилось? – остановился перед домом Почтальон на велосипеде. – Ой, бедняжка!.. – заметил он птенчика. – У вас есть лестница?

Лестница нашлась у Соседки за сараем, и Почтальон забрался с ее помощью на дерево, посадил птенца обратно в скворечник.

- Лучше смотри за птенцами, - наказал он кружившей рядом матери.

- Как мне вас благодарить? – спрашивала она, но Почтальон не понимал птичий язык. Он вручил хозяйке дома журнал и поехал дальше.

- Как мне вас благодарить? – спросила птица Гномнду.

- Ты, правда, сделаешь то, что я попрошу?

- Правда, правда, - заверила птица.

- Тогда лети скорее в лес на земляничную поляну и заведи моих хозяев в самую чащу, к самому старому дубу и сразу же лети обратно.

- Но как же?.. – опустила птичка клюв.

- Под корнями того дуба они найдут клад и будут богаты и счастливы, - пообещала Гноминда.

И птичка радостно поспешила в лес.

2

Лукошко было полно душистой земляники, и хозяева Гнома собрались было уже возвращаться домой, как вдруг…

- Смотри-ка, наша скворчиха! – обрадовалась хозяйка.

- И правда, - удивился хозяин. – Смотри, она куда-то нас зовет.

Птичка прыгала по лесной тропинке, то и дело оборачиваясь. Проверяла, следуют ли за ней.

Тропинка пересекалась с другой тропинкой, и птичка свернула куда-то, потом еще один лесной перекресток и, наконец, из-за деревьев показался тот самый кряжистый дуб, к которому велела привести Гноминда.

- Смотри-ка, - увидел хозяин, как что-то блеснуло в корнях дерева. – Здесь золото… - И принялся копать землю под дубом. – Много золота! Целый клад!

Птичка махнула хвостиком и полетела обратно, как ей велела Гноминда.

Садовых гномов возле дома уже не было, только недовольно фыркал еж…

3

Первым делом, оказавшись в доме, Гноминда распахнула шкаф с одеждой. Все платья хозяйки были ей непомерно велики, и незваная гостья взялась за ножницы: только и полетели разноцветные лоскутки в разные стороны. Та же участь ждала и одежду хозяина, но даже обрезанная она не подошла гномам. К тому же из нее теперь торчали во все стороны нитки.

- Некрасиво, - скорчил недовольную гримасу папа-Гном.

- Надо подшить и перешить, - решила Гноминда и потащила ворох испорченной одежды к швейной машинке, стоявшей на столе.

Пользоваться ей Гноминда, конечно, не умела.

- Ой! Мерзкое изобретение человечества! – воскликнула она, поранившись иглой, и столкнула машинку на пол, снова отдавив хвост коту, так что он подпрыгнул до потолка.

- Ах ты! – схватилась Гноминда за веник. – Следить за нами вздумал! А ну прочь из нашего дома, не путайся у нас под ногами. И больше не получишь молока.

Кот по имени Гном пытался было спрятаться под кроватью, но Гноминда с веником выгнала его оттуда, и хвостатый не заметил сам, как от страха оказался на карнизе.

- А ну спускайся! – потянула Гноминда за штору.

Старший и младший гномы принялись ей помогать.

- Раз, два, три! – и штора сползла на пол, а кот продолжал сидеть на карнизе.

- Давайте бросать в него чем-нибудь, пока он не слезет, - предложил Гноменок и юркнул в холодильник. Нашел там пару десятков яиц.

- Вот чем! – обрадовался он. – Это будет очень смешно.

Попасть в кота никак не получалось.

- Сейчас я что-нибудь придумаю, - юркнул Гноменок в ванную, и вскоре там что-то зашумело, а маленький проказник тащил из двери шланг, откуда вовсю хлестала вода.

Попав под холодные струи, кот дико заорал и через миг оказался сидящим на раскачивающейся люстре.

- Оставь его в покое, иначе мы останемся без света, - приказала Гноминда Гноменку. – Пусть пока посидит наверху и подумает над своим поведением.

И неизвестно, сколько бы еще длились мучения кота, если бы в дом не постучали.

- Эй! Хозяева! Что там у вас происходит?

Гномы застыли на своих местах. Дверь тихонько скрипнула, и в дом вошла Соседка.

- Ой ты батюшки! – всплеснула она руками и попятилась обратно к двери. Но кот по имени Гном жалобно замяукал.

Соседка огляделась в поиске чего-то, что могло помочь коту, и увидела швабру.

Подняла ее к потолку, чтобы кот смог уцепиться за нее.

Так он и сделал.

Соседка почесала ему за ушком, и Гном благодарно замурлыкал.

4

Едва оказавшись на улице, Соседка с Гномом на плече побежала к Участковому.

Участковый сладко спал. Он только что плотно пообедал.

- Открывайте скорее, - постучала женщина в дверь, а потом в окно. – Хватит спать! Поднимайтесь скорее! Там моих соседей похитили, а дом их ограбили.

- Как дом похитили? – подскочил Участковый.

- Не дом, а соседей! Пойдемте скорее!

- Подождите, подождите, - открыл дверь Участковый. – Закон – дело серьезное, спешка здесь ни к чему. Так… Сначала напишите заявление.

- Да говорю же! Похитили дом, ограбили… То есть все совсем наоборот.

- Вот и напишите наоборот, чтобы ничего потом не перепутать. Я такая-то такого-то числа такого-то месяца во столько-то часов и столько-то минут… - Участковый протянул женщине лист бумаги и авторучку. – Так… еще свидетели есть?

- Только кот, но он, скорее, пострадавший.

- Так… - прочитал Участковый заявление. – Теперь все так, как положено. Пойдемте на место происшествия…

5

Пока соседка писала заявление, гномы не теряли времени даром, ведь в огромном доме было столько всего интересного…

Папа-Гном принялся было играть на скрипке хозяина, но, как обнаружилось, этому нужно было учиться, к тому же, инструмент оказался слишком тяжелым. Зато из его струн и смычка получилась отличная удочка, с которой папа-Гном уселся на краю аквариума с ведерком, а точнее, горшком из-под цветов.

Вырванная из него герань лежала теперь на ковре в куче земли.

- А я испеку пока пирог, - высыпала Гноминда мешок мук прямо в печь.

- Зря мы отдали Соседке кота, с ним было веселее… - вздохнул Гноменок.

- Ты посмотри, какой он устроил беспорядок, - возразила Гноминда, и словно в подтверждение этих слов люстра, которую раскачал кот, со звоном рухнула на пол. – Вот…

- Я помогу тебе, мамочка! – бросился Гноменок за веником, но поскользнулся на мокром полу и налетел на банку с вареньем.

- Вишневое, - облизнулся он, с ног до головы перепачканный липким и сладким.

Варенье из разбитой банки расползлось по всему дому темно-красным осьминогом, а Гноменок бросился в ванную.

- Сейчас мы все отстираем… - смолк он на полуслове, потому что дверь снова скрипнула.

- Кровь! – в ужасе закричала Соседка и упала бы в обморок, но Участковый успел ее подхватить.

- Не бойтесь, это варенье. Видите, банка разбита…

- Но… этого не было… Варенья не было… Кто разбил банку, пока я ходила за вами?

- Не знаю, может, садовые гномы? - усмехнулся Участковый.

Садовые гномы нахмурились. Никто никогда не насмехался над ними.

- Так… разбито не меньше десятка яиц, люстра и банка с вишневым вареньем. Поймано три рыбки из аквариума, - Участковый бросил их из горшка обратно в воду. – Выдернута герань, рассыпана мука, весь пол залит вареньем и водой, изрезана одежда… А что же украли?

- Я не знаю… - растерялась Соседка.

- Но вы написали… вот, - показал он заявление, - «воры проникли в дом».

- Да… написала… Но… кто-то же все это учинил…

- Не знаю… не знаю… Может быть… вы?

- Да как вы могли такое подумать? – обиделась Соседка.

- Тогда, может быть… он? – с подозрением посмотрел Участковый на выглядывающего из-за двери кота.

От возмущения у Гнома шерсть встала дыбом и задергался кончик хвоста.

- Где он был, когда вы вошли?

- На люстре… Но я давно знаю Гнома, он очень воспитанный кот…

- Вот видите… Воспитанные коты, можете мне поверить, на люстрах не сидят.

Вид у кота по имени Гном был при этом настолько опешивший, что Гноминда не выдержала и злорадно хихикнула.

- И нечего смеяться над моими словами, - строго посмотрел на Соседку Участковый. – Закон это не одобряет.

- Да я и не думала смеяться над вами, - возразила Соседка.

- Тогда кто сейчас смеялся надо мной? Может, садовые гномы?

Гноминда снова хихикнула.

- Не знаю, - развела руками Соседка.

- Ах, вы не знаете! – рассердился Участковый. – Значит, по-вашему, садовые гномы могут смеяться над стражем правопорядка? Значит, может, и переполох в доме устроили садовые гномы, и они же похитили своих хозяев?

Теперь над словами Участкового хохотала вся гномья семья.

- Во-первых, никого мы не похищали, - сквозь смех пропищила Гноминда. – Мы купили этот дом. Да-да. Так и запишите. Купили. За огромный горшок золота.

- А где же этот огромный горшок золота? – заинтересовался Участковый.

- В корнях Старого Дуба!

- Так, так… А где же этот Старый Дуб?

- В чаще леса.

- А где же сами хозяева… бывшие хозяева дома? – поправился Участковый.

- Там, где их золото, - ответила Гноминда. – Они там богаты и счастливы, и это во-вторых. А в-третьих, там еще очень много золота. И, если хотите, я покажу и вам, где клад, а вы мне отдадите свой блокнот.

- Мой блокнот? – засомневался Участковый. – Не знаю, не знаю… Хотя… если нет состава преступления, значит, нет и самого преступления… Значит никто никого не похищал и не обкрадывал… Значит… я хочу быть богатым и счастливым!

И Участковый протянул Гноминде свой блокнот, в котором были записаны показания Соседки.

- Я могу и вас заодно сделать богатой и счастливой, - предложила ей новая хозяйка дома.

- Ну уж нет, - решительно помотала головой соседка. – От добра добра не ищут. Достаточно у меня и богатства, и счастья, а скоро еще и внук в гости приедет.

И пошла к себе домой.

- Ваше дело, - пожала плечами Гноминда и вышла на крыльцо. – Скворчиха! – позвала она.

- Что опять, Гноминда? – слетела птица на нижнюю ветку.

- Отведи этого человека к Старому Дубу и сразу же лети обратно…

- Хорошо, - неохотно ответила Скворчиха.

- А я присмотрю пока за твоими скворчатами.

6

Птица вздохнула и полетела в сторону леса, медленно, но Участковый все равно едва поспевал за ней. Он радостно насвистывал, предвкушая, что скоро будет богат и счастлив, а птица боялась, как бы опять кто-нибудь из ее деток не свалился в лапы коту и тот не оказался на этот раз проворнее Гноминды…

В лесу уже совсем стемнело, когда впереди наконец-то что-то заблестело.

- Клады гномов! – ринулся на золотой огонь Участковый, а птица заторопилась обратно.

Участковый выглянул из-за еловых лап и увидел костер.

- Обманули гномы. Ух! – сжал он кулаки.

- Садись к моему огоньку. Гостем будешь… - услышал страж правопорядка голос и вышел из-за деревьев.

Голос принадлежал старику с посохом.

- Есть хлеб и мед, и немного орехов, - достал он из-за пазухи лесное лакоство.

- … и немного орехов, - проворчал Участковый.

- А что тебе надо? – усмехнулся Старик. – Все золото гномов?

- А ты кто такой, что все знаешь? – насторожился Участковый.

- Все не все, но тот, кто прожил два человеческих века, жизнь знает…

- Две жизни прожил, значит? – присвистнул даже Участковый, не зная, верить или нет. – Так значит, нет никакого золота гномов?

- Есть… и очень даже близко… эта тропинка, - указал посохом, - ведет к нему. Хочешь, иди к нему прямо сейчас, а хочешь, поужинай сначала со мной. Давно не говорил я с живым человеком…

Как не хотелось Участковому стать поскорее богатым и счастливым (а что такое по сравнению с этим хлеб и немного орехов?), но все-таки он был человеком образованным и любознательным, а мудрый Старик, видимо, знал очень много, и участковому стало любопытно.

- Знания дороже золота, - по-доброму улыбнулся Старик.

- Ты что людей, как книги, читаешь? – не переставал удивляться Участковый. – Вот бы нам в отделение такой человек, ни одного б преступления нераскрытого не осталось. А почему же ты их не предупредил? – скосил взгляд в сторону тропинки, ведущей к Старому Дубу, Участковый.

- Потому что в лес они пришли не за золотом, а за земляникой, а как увидели клады, они им слаще ягод показались. Сидят целый день возле Дуба, отойти боятся, чтобы клады никто не унес. Звал и их на огонек. «Уходи, пока жив! – закричали. – Подальше от нас разводи свой огонь».

- Угрожали, значит? – Участковый хотел было записать слова Старика, но вспомнил, что отдал блокнот Гноминде, и вздохнул.

Кажется, в лесу назревает преступление, и он еще может его предотвратить, раз оказался здесь.

- Всякий, кто хоть раз увидит золото гномов, сам не свой становится, - вздохнул Старик.

- Почему же тогда над тобой оно власти не имеет?

- Потому что однажды давным-давно (у меня тогда еще борода не поседела) заманили меня гномы в лес. Увидел я несметное это богатство, и охватил меня ужас: вдруг эти сокровища кому-то другому достанутся? Ни есть, ни пить, ни думать о чем другом уже не мог. Так бы и превратился в свинью, ведь я ел только желуди со Старого Дуба, если бы не пошел тот самый дождь. Был май, увели деревья, ждали и боялись грозу. Над лесом прогремели раскаты грома, засверкали молнии. И вдруг меня пронзило огнем. Я потерял сознание, не сразу поняв, что меня ударило молнией, и только чудом я остался жив. А когда очнулся, увидел, что золотые монеты превратились в головешки. Но это было уже неважно. Я как будто умер и снова родился и решил свою вторую жизнь прожить в лесу, уводя путников от кладов гномов, но гномы очень хитры…

Со стороны Старого Дуба послышались крики.

- Убирайся отсюда, это мое золото! – требовал женский голос.

- Ты уходи, я первый увидел клад! - ответил мужской.

- Как бы не поубивали друг друга, - покачал головой Старик.

- Надо что-то делать! – поднялся Участковый. – Но что?

7

Испечь хлеб оказалось совсем не так просто, как представлялось Гноминде. Мука почему-то никак не хотела превращаться в тесто, а тесто – в хлеб.

Папа-Гном снова принялся удить рыбу, а Гноменок продолжил стирку в ванной.

Липкое вишневое варенье никак не хотело отстирываться, и Гноменок решился на крайние меры. Правда, когда делаешь что-то наугад, не всегда представляешь, какой может быть результат. Но об этом Гноменок подумал позднее, а пока он барахтался и кувыркался в наполненной мыльной водой стиральной машине с криками: «Помогите! Спасите!».

- Ох! Ах! – всплеснула руками мать, и, не зная, что делать с коварной машиной, подхватила. - Помогите! Спасите!

- Помогите! Спасите! – присоединился к ним и старший Гном.

- Мяу, спасти, говорите? – потерся боком и стиральную машину кот по имени Гном. – Я ловкий. Я бы мог его спасти.

- Спасите, уважаемый кот! – взмолилась Гноминда.

- «Уважаемый», говорите? Это приятно, но еще более приятно мне было бы, если бы вы вернули обратно моих хозяев.

- Скворчиха! Скворчиха! – бросилась Гноминда на крыльцо.

В ответ тишина.

- Скворчиха, спустись, пожалуйста! Еще один только раз, и впредь, обещаю, я не буду тебя беспокоить.

Скворчиха неохотно слетела на траву.

- Послушай, милая Скворчиха!... Лети скорее снова в лес и верни хозяев обратно.

- Но им же там хорошо? – уличила Скворчиха.

- Нет, я обманула тебя. Им без тебя не выбраться из леса. Вспомни, ведь это хозяин сделал тебе скворечник… Лети, скорее, в лес, а я посмотрю за скворчатами.

- Хорошо, - ответила Скворчиха. – Но тот, кто обманул раз, может обмануть и другой… Пусть котяра идет в лес со мной. Так мне будет спокойнее за скворчат…

Кот был тоже довольно хитер, хоть, конечно, и не хитрее гномов. Впрочем, можно усомниться в хитрости тех, кто не знает, что для того, чтобы вызволить Гноменка из стиральной машинки, вовсе не нужно в нее нырять, а достаточно вытащить лапой шнур из розетки. Кот не раз видел, в отличие от Гноминды, как это делает хозяйка.

Но Гноминде было совершенно все равно, каким образом спасен ее Гноменок.

- Да, Скворчиха сказала, чтобы ты шел в лес за хозяевами с ней, - вспомнила она, обнимая Гноменка. – Их папа Скворец снова где-то летает…

Кот не возражал. Эти гномы ему порядком надоели, да и кто спасет хозяев лучше, чем он?

8

Распушив усы и высоко держа хвост, кот отважно трусили по темному лесу, едва поспевая за Скворчихой.

- Где-то здесь… нет… здесь, - заметалась она, - был огонь… или дуб… Да, вон что-то блестит впереди…

- Ба! – обрадовался Участковый, увидев Скворчиху и кота. – Этот еще зачем? За золотом или за мышами?

Кот недовольно цапнул его за ногу, а Старик ответил:

- За хозяевами.

- Мурр… - протянул кот, что означало «верно».

- Такой командой мы уж точно вызволим их, - обнадежил Старик.

- Конечно! – поддержал Участковый. – На нашей стороне твоя мудрость, Старик, твои крылья, Скворчиха, твои когти, кот и, между прочим, - поднят вверх указательный палец, - закон.

- У гномов свои законы, точнее, беззаконие, - усмехнулся Старик. – Идемте, друзья!

Со стороны Старого Дуба снова раздались крики.

- Хозяева! – обрадовался кот и побежал быстрее, обогнав даже Скворчиху, раньше всех оказавшись возле дуба.

Хозяева, избитые друг другом, в синяках, в изнеможении лежали у корней, между которых поблескивали монеты. Поодаль лежало перевернутое лукошко с земляникой.

- Смотри! Наш кот! – скорее удивилась, чем обрадовалась Хозяйка.

- Пришел за золотом, мерзавец! – запустил в любимца желудем Хозяин.

- Моим золотом! – грозно сверкнула глазами на мужа Хозяйка. – Смотри, и Скворчиха вместе с ним! Видишь, зовет нас обратно… Чтобы завладеть моим золотом! Ну уж нет!

- Они заодно! – обхватил руками дуб Хозяин. – Ни скворцам не отдам, ни котам. Никому! Никому! Никому!

- Опять кричите на весь лес…- показался из-за хвойных лап Старик. – Что ж вкусная в нашем лесу земляника?

- И этот снова здесь… Сколько охотников до чужого, моего, добра! Поучать нас вздумал! Ешь-ка ты сам свою землянику, мне и без нее еды хватит, - потянулся Хозяин за прошлогодним желудем.

- Ба! Кто это с ними еще? – всматривалась в чашу Хозяйка. – Неужели наш Участковый с ними в банде?!

- Я страж правопорядка и попрошу не называть меня подобными словами, - возразил Участковый.

- Хоть как ни назови – одна лесная шайка. Разбойники! Злодеи! Душегубы! – кричала Хозяйка на весь лес.

– И вообще очень спорный вопрос, кто из нас – банда. Вы нашли клад и, согласно закону, должны сдать его государству. А вам полагаются в таком случае проценты. А в противном случае вы арестованы! – пригрозил Участковый.

- Да, мы нашли клад и охраняем его от тех, кто может присвоить его себе, – ответила Хозяйка. - От таких, как вы, господин Участковый!

- Эх вы! – махнул он рукой. – Пока вы здесь трясетесь над головешками, гномы завладели вашим домом.

- Какие гномы? – недоверчиво посмотрела на Участкового Хозяйка.

- Какие-какие? Садовые!

- Мои садовые гномы? – расхохоталась Хозяйка. – Хозяйничают в моем доме? Может, и садовый Ежик, - она даже изобразила, как он фыркает, - с ними заодно?

- Этого я не знаю, - признался Участковый. – Я его в доме не видел.

- А гномов, значит, видели? – уперла руки в боки Хозяйка.

- Видел. И он тоже видел, - показал на кота.

Кот утвердительно замяукал, закивал головой и потерся о ноги Хозяйки. Заглянул ей в глаза и слегка качнул кончиком хвоста, и снова мяукнул протяжно и жалобно:

- Мяяяу! Пойдемте скорее домой!

Хозяйка обернулась еще раз на золото и сделала вид, что совершенно не понимает кошачий язык.

9

Гноминда оказалась никудышным хлебопеком. Ей удалось-таки развести в печи огонь, правда, угли то и дело выпрыгивали на пол, прожигая на нем следы.

- Все, хватит! – рассердилась новая хозяйка дома и принялась тушить пламя веником и тут же чихнула. – Апчхи!

Белое мучное облако окутало ее.

- Апчхи! Апчхи! – выбежала Гноминда на крыльцо.

Сзади повалил дым. Загорелся веник, и огонь перебросился на груду тряпья на полу, преграждая дорогу назад.

- Скворчиха! Скворчиха! – закричала Гноминда, но Скворчиха была далеко в лесу.

Слезы Гноминды, крупные, как монеты, падали на крыльцо.

- Все из-за клада, - рыдала она, заламывая руки. – Были бы хозяева дома, не пропали бы мои Гном и Гноменок… Так пусть же навсегда превратятся сокровища под Старым Дубом в головешки!

10

Стрик собрал просыпанные ягоды обратно в лукошко:

- Хорошо, если земляника вам не нужна, не буду вас больше уговаривать. Оставайтесь со своими головешками.

- И я не буду больше уговаривать. Тоже мне клады!- усмехнулся Участковый. – За головешки государство вознаграждения не дает!

- Какие такие головешки? – испуганно переглянулись хозяева. Медленно наклонились к корням Старого Дуба и вскрикнули разом. Несметные сокровища и впрямь превратились в головешки.

- Забирайте свою землянику и с миром возвращайтесь домой, - протянул Старик лукошко земляники.

- Оставь ее себе, мудрый Старик, - опустила голову Хозяйка.

Стыдно ей стало, что позарилась на клады садовых гномов.

Прятал глаза и Хозян.

А Участковый крякнул, снял фуражку и почесал затылок:

- Да… Дела… Рассказать кому, и не поверят…

- Так и не будем рассказывать никому…

- Да, не будем, - поддержали наперебой Хозяин и Хозяйка. – Может, и впрямь, этого не было… И нам все приснилось, да… Мы еще спим, а скоро проснемся и все будет, как прежде…

- Прощай, мудрый Старик!

- Веди нас, Скворчиха, из леса, - посадила Хозяйка за пазуху кота, и тот, довольный, замурлыкал…

11

Когда хозяева увидели свой дом издалека, его тушили три пожарных машины. Кто же мог устроить пожар? – недоумевали пожарные. – Не гномы же садовые, в самом деле?

Гноминда с самым невинным видом сидела на крыльце, как будто там ее и забыли хозяева. А Гном и Гноменок застыли у аквариума.

Хозяйка хотела было отнести всех троих на свалку, но глаза их стали так печальны, что женщина передумала и отправила на огород пугать ворон. Чумазые от копоти, они отлично справлялись с новой обязанностью, хоть иногда и скучали по розовым кустам, где по-прежнему нежился в траве Ежик и вальяжно прохаживался кот. Он обещал Скворчихе, с которой даже подружился немного, что больше не тронет ее скворчат, даже если они вывалятся из скворечника, но птица все равно не спускала больше с них глаз.

Вероника Тутенко, фото автора


13:17
82
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...